О доказательственном значении лог-файлов

Как показывает практика, в ходе раскрытия и расследования преступлений в сфере компьютерной информации следователь выстраивает цепочку доказательств: данные осмотра места происшествия – исследование – наведение справок – выявление и задержание злоумышленника. На первом этапе в соответствии со статьями 164, 176 и 177 Уголовно-процессуального кодекса РФ производится осмотр места происшествия, то есть компьютерной системы, подвергшейся хакерской атаке. В ходе этого осмотра следователь изымает и приобщает к делу различные файлы протоколов, в том числе с межсетевых экранов, журналы операционных систем и прикладных программ и т.п. Затем после анализа этих лог-файлов специалистом определяется тактика дальнейшего расследования. В зависимости от конкретных обстоятельств дела далее получаются путем выемки или даже обыска файлы протоколов в провайдерских или хостинговых компаниях, компаниях, предоставляющих услуги проводной связи, а также в некоторых других местах. На основании этих лог-файлов устанавливается как минимум местонахождение (а иногда и такие сведения о личности, как данные паспорта или фотография) подозреваемого лица. Данные этих лог-файлов в дальнейшем предъявляются как доказательство в ходе судебного процесса.

Разумеется, при таком положении вещей перед всеми участниками судебного процесса встает вопрос: как обеспечивается доказательственное значение приобщенных к уголовному делу лог-файлов? Иными словами, являются ли лог-файлы допустимым доказательством в уголовном процессе? . В ходе таких обсуждений сетевая общественность в большинстве своем пришла к следующим весьма спорным умозаключениям:

– Лог-файлы, изъятые с компьютера потерпевшего, в дальнейшем не имеют доказательственной силы, поскольку предварительно могли быть изменены как самим потерпевшим, так и независимо от его желания третьими лицами. После же изъятия лог-файлы могут быть изменены следователем, специалистом или оперативными сотрудниками правоохранительных органов.

– Лог-файлы, полученные в провайдерских компаниях, в дальнейшем не имеют доказательственной силы, поскольку в соответствии с Законом РФ «О связи» провайдер не имеет права предоставлять кому бы то ни было информацию о частной жизни граждан без судебного решения. На основании же одних подозрений следователя (ведь лог-файлы с компьютера потерпевшего доказательственной силы не имеют) суды не будут выносить такое решение.

– Результаты исследования каких-либо компьютеров (в том числе и изъятых у подозреваемых лиц), произведенного экспертом, не имеют доказательственной силы, поскольку для производства подобных экспертиз эксперт должен использовать методики,сертифицированные Министерством юстиции и состоять на службе в специализированном экспертном учреждении. Фактически на данный момент в штате экспертных учреждений Министерства юстиции (и даже МВД и ФСБ) таких специалистов нет.

– Для пресечения преступлений в сфере компьютерной информации необходимо разработать специальное «Интернет-законодательство» и «Интернет-право», поскольку обычные законы не могут действовать в киберпространстве.

Руководствуясь этими соображениями, нетрудно сделать ошибочный вывод, что доказать какое-либо преступление в сфере компьютерной информации в настоящее время практически невозможно. И, как результат, некоторые посетители таких форумов, не обладающие достаточной юридической подготовкой, нередко сами совершают правонарушения, после чего без особых сложностей привлекаются к уголовной ответственности.

На самом же деле возникающие при оценке доказательственной силы лог-файлов затруднения легко разрешаются в рамках действующего законодательства. Как и во многих других аспектах нашей жизни, теория явно не выдерживает столкновения с практикой. Подобно тому, как первое кругосветное путешествие доказало несостоятельность теории плоской Земли, первое же судебное заседание по делу гражданина, обвиненного по ст. 272 УК РФ, доказало несостоятельность доморощенных юридических теорий. Обвиняемый (в гор. Волгограде) получил наказание в виде двух лет лишения свободы условно, а практикующие юристы – ценный опыт, который и был применен при расследовании уголовных дел по ст. 272 и 273 УК РФ в различных субъектах РФ.

Для лучшего понимания дальнейшего текста приведу простой пример, сравнив компьютерную преступность с общеуголовной. Допустим, что совершено ограбление и убийство. Родственники потерпевшего обратились в милицию, после чего следователь вынул из трупа окровавленный нож со следами пальцев убийцы. По отпечаткам пальцев убийца был установлен и задержан. Однако в свою защиту он заявляет, что отпечатки его пальцев на ноже были фальсифицированы следователем или родственниками убитого, а украденные из квартиры вещи подбросили ему работники милиции. То есть он невиновен и требует немедленного освобождения. Такое заявление не так нелепо, как кажется. Любой следователь может вспомнить многих «клиентов», которые рассказывали и более странные истории. На самом деле это верный способ получить максимальный срок по инкриминируемой статье.

Оставьте комментарий